Интервью с геологом о золотодобыче в Кемеровской области.

Юрий Надлер – кандидат геолого-минералогических наук, ведущий инженер выставочного зала территориального фонда геологической информации в Новокузнецке. С 1956 г. работал в геологическом управлении палеонтологом. Считает, что по накалу страстей сибирская «золотая лихорадка» не уступала американской. Но поскольку своего Джека Лондона в Кузбассе не нашлось, то в «золотом запасе» мировой литературы нет рассказов о наших приисках.

Юрий Надлер

Корейцы будут добывать в Кузбассе золото. Соглашение об этом уже подписали областная администрация и представители Южной Кореи. В 2013 г. в области добыли около 1,3 тонны драгоценного металла, тогда как в соседнем Краснояр­ском крае объёмы золотодобычи составляют 47 тонн. Почему мы не ценим своё золото и отдаём его добычу на откуп иностранцам? Правда ли, что Кузбасс охватывала «золотая лихорадка» похлеще американской? На эти вопросы ответил инженер и геолог Юрий Надлер.

Драгоценная» история

– Сейчас Кузбасс славится своим «чёрным золотом». Ежегодные объёмы добычи угля бьют исторические рекорды. Между тем в истории области были времена, когда отнюдь не углём, а другими полезными ископаемыми славилась Кузнецкая земля. Юрий Сергеевич, когда начали добывать золото в Кузбассе?

– До начала XIX века царскому правительству Кузнецкая земля была интересна как регион, богатый железными и серебряными рудами. А в 1828 г. произошло событие, с которого начинается «золотая» история области. Беглый крепостной, он называл себя Егор Лесной, добыл на реке Сухой Берикуль, что в 20 км от Тисуля, кило­грамм золота. С этой «добычей» он пришёл к местным руководителям, собирался получить разрешение на работу, но куда-то исчез. Купцы Поповы и другие мигом застолбили золотоносный участок, а потом начали столбить каждую речку в Салаире и Горной Шории.

И в течение XIX в. старатели прошли все мелкие речки. О масштабах добычи, развернувшейся на Кузнецкой земле, говорит тот факт, что, например, в 1840-е годы на небольшой речушке Кундусуюл (всего 25 км длиной) старатели намыли 12 тонн золота. В 30-40-е годы XIX в. в Кузбассе творилось то же, что в Калифорнии – «золотая лихорадка», только началась она на десять лет раньше американской. Добытчики купались в золоте. Люди набивали карманы, а самому месту это богатство не было на пользу: всё добытое уходило мимо Кузнецка в Барнаул, город не развивался, к 1917 г. в нём было всего 6 тыс. жителей, а из производства лишь мыловаренный, пивоваренный и водочный заводики.
Добыча некоренного, или россыпного золота (того, которое добывают по устьям рек, вымывая из песка и глины. – Прим. ред.) постепенно угасала: речек хоть и много было, но не бессчётное количество. К концу века в наши края приехали геологи, они открыли жилы с рудным золотом, и один за другим в Тисульском районе появились три рудника – Берикульский, Центральный и Комсомольский. Эти рудники проработали до конца 90-х годов прошлого века.

В миллиард раз меньше угля

– После «золотой лихорадки» что-то ещё осталось в кузбасских недрах? Где и какое золото добывают сейчас – рудное или россыпное?

– По прогнозным данным геологов, в кузбасских недрах хранится ещё 500 тонн золота. Но как и прогноз погоды, эти данные грешат неточностями. Если сравнивать с «чёрным золотом», то запасы угля оцениваются в 600 млрд тонн – при нынешних объёмах добычи хватит на три тысячи лет.
Сейчас в основном ведётся добыча россыпного золота. Тогдашние старатели могли копать лишь метра на три. А сейчас добывают драгами, которые, проходя по дну реки, зачерпывают глину на 10-20 метров в глубину. Подобным образом золото добывают в окрестностях Спасска (в Таштагольском районе) и на Усе (выше Меж­ду­реченска).

Реки пострадали от отравы

– Не раз слышала, что междуреченцы жалуются на золото­искателей, будто из-за них чистая речка превратилась в глиняный сток. Наверняка после того как драга перекопает русло, о рыбе придётся забыть. Какими экологическими проблемами чревата золотодобыча?

– Живность, в первую очередь рыба, конечно, уплывает подальше от приисков. Но вода – работник! За несколько половодий она выглаживает все ямы, сделанные человеком. В этом отличие отработанных золотых приисков от угольных разрезов, где без рекультивации ничего само по себе не восстановится.
Гораздо опаснее для экологии добыча рудного золота. Отделить золото от руды можно только с помощью цианидов или ртути – это же страшное дело, отрава. Я был в районе Берикульского рудника после его закрытия. По деревне течёт ручей, огороженный забором. Потому что, если корова напьётся из него, сразу погибнет. Из-за дождей или по людской халатности цианиды с рудника попадали в этот ручей, а далее – в Кию. В большой реке они разбавлялись и уже не представляли смертельной опасности, как в ручье.

– Это же нешуточное дело! Одно дело, когда глина с прииска течёт, а другое – когда отравляющие вещества с рудника, которые убивают за несколько секунд. Вы говорили, что рудники перестали работать с конца 90-х. Неужели уже 15 лет они отравляют реки? Куда делись владельцы, которые обязаны закрыть опасные предприятия по правилам?

– После распада Советского Союза эти рудники продали за копейки иностранцам. Новые хозяева подкупили геологов, которые вели там разведку, и узнали, какая из жил фартовая, т. е. богатая. К слову, в 90-е годы в Кемерове было два громких процесса над геологами, продавшими эту секретную информацию. Суд им запретил работать и дал условные сроки. А что сделали новые хозяева? Скажем, узнав, что из шести купленных жил только одна фартовая, предприниматель нанял людей, снял сливки и всё побросал. Оставшимся горнякам надо семьи кормить. Они подняли насосы и другое оборудование, разобрали, продали на цветмет. В конце 90-х Аман Тулеев озаботился судьбой заброшенных рудников. Он добился, чтобы Москва выделила деньги на решение экологических проблем. С Берикульского рудника вывезли цианиды на Комсомольский, там их обезвредили. Так что экологическая катастрофа этому району не грозит, Кию обезопасили. А вот запасы золота в затопленных рудниках остались – как и на других месторождениях. Но чтобы начать работу, нужны денежные вложения. Видимо, у наших предпринимателей интереса к золоту нет, в отличие от корейцев (они готовы вложить 200 млн долларов в разработку трёх месторождений в Гурьевском районе.)

Источник: kuzbass.aif.ru

comments powered by HyperComments

Автор

Андрей

Междурский блогер