Работал я как-то в звене с Михалычем, мужиком с виду серьёзным, но по жизни хохмачем и пизд@болом. Опускаемся в шахту во вторую смену, дошли до точки, и, перед тем как лезть в лаву, по традиции садимся на штреке в круг есть тормозки. Складываем кто что имеет в общий котел. Михалыч:
— Блин, опять моя мне целый пакет горчицы положила, она же уже выдохлась, никакая, — и в сердцах выворачивает весь пакет за спину на рельсовый путь, прямо на шпалу. Горчица легла красиво, такой себе коричневой пирамидкой.
Приступаем к трапезе. В это время возвращается из дальнего забоя с первой смены маркшейдер Людмила Васильевна, женщина чистоплотная и строгая. Ну и замечает эту пирамидку. — Эх, мужики, мужики, все-таки вы все свиньи, ну вот как можно садиться обедать рядом с такой кучей говна, а? Неужели не воняет?
Михалыч поворачивается:
— Здрасьте, Людмила Васильевна. Насморк у меня, нос забит.
«Замечает» пирамидку, окунает в нее палец и быстро отправляет палец в рот. Пожевал немного, поморщился, сплюнул:
— Тьфу-ты, и правда говно, только видать не нашей смены, какое-то оно несвежее.
Говорят, после увиденного маркшейдерша три дня не могла покушать.

0 0 голос
Оценка статьи